17.07.2013

Разработка и производство электронных устройств пермскими производителями

Продукция

Петр Кравченко: Буквально в несколько предложений расскажите, что производят ваши компании.
Павел Меньшиков: Моя компания занимается непосредственно интеллектуальной деятельностью, разработкой электронных устройств, весь цикл, включая разработку самих печатных плат, подбор комплектующих и запуск этих устройств. Это не серийные устройства, а единичные экземпляры, способные решать специфичные задачи.
Петр Кравченко: На понимание, что это могут быть за устройства?
Павел Меньшиков: Это устройства управления для станков, ЧПУ, для автоматизированных линий.
Петр Кравченко: Ваши потребители – это промышленность.
Андрей Скутин: Частный случай, единичный. Я же не буду себе заказывать единичный телефон, наверное, или ноутбук.
Петр Кравченко: Игорь Всеволодович, название «Морион» знаем, про производство знаем меньше.
Игорь Манько: Акционерное общество «Морион» - это предприятие по производству и разработке аппаратуры связи. На мощностях «Мориона» разрабатывается, производится физическая сборка устройств, разработка программного обеспечения, поставки продукции заказчикам. В смысле той темы, которую вы объявили, можно сказать, «Морион» - скорее потребитель всего того, что вы сказали. К сожалению, она на сегодняшний день приходит в основном из-за рубежа. В этом смысле тема, которую вы объявили, приобретает злободневность.
Петр Кравченко: Это было продиктовано тем, что вы получаете не совсем до конца подстроенные под ваши задачи комплектующие?
Игорь Манько: Это да. Сами потребности технологии сборки радиоэлектронной аппаратуры выглядят таким образом, что отечественная элементная база годится в ограниченных номенклатурных диапазонах. Поэтому это, как правило, привозится из-за рубежа, но конечные устройства собираются здесь.

Как все начиналось

Петр Кравченко: Павел, как родился ваш проект? Это ведь необычно - из университета вышло?
Павел Меньшиков: Все очень просто. Переросло из хобби. С детства занимался электроникой. Образование у меня, конечно, не совсем соответствует профилю моей деятельности, по образованию я программист-математик.
Петр Кравченко: Освоили еще и матчасть.
Андрей Скутин: Получается, это вытекало из клуба радиолюбителей. Люди, которые на континентах раньше между собой общались…
Павел Меньшиков: На самом деле это редкое перерождение, обычно схемотехники превращаются в программистов. Такая тенденция сейчас чаще встречается.
Петр Кравченко: А насколько чувствуется спрос? Хорошо, вы превратили свое хобби в некое производство, а насколько встречный интерес у потребителей?
Павел Меньшиков: Его, как правило, вызывают неординарные задачи, которым нет решения на рынке.
Петр Кравченко: Ваш рынок – Пермь, Пермский край, Россия, может быть, мир?
Павел Меньшиков: Россия, скажем так.
Петр Кравченко: А можете привести пример действительно неординарныхпроектов?
Андрей Скутин: Какая-то сложная разработка, которую не могли заказать на западе? Ты это имеешь в виду?
Петр Кравченко: Почему бы нет? Мне хочется погордиться, что в Перми решили совершенно не решаемую проблему.
Андрей Скутин: Это коммерческая тайна, наверное, нельзя об этом говорить.
Павел Меньшиков: Была одна из последних просьб переделать на импортном ЧПУ-станке привод подачи.
Петр Кравченко: А китайском или европейском?
Павел Меньшиков: Европейский станок. Одна из известных компаний, которую вы все знаете, не буду уточнять, допустила некий просчет в использовании комплектующей в своем приводе. Из-за этого он был довольно-таки недолговечным.
Андрей Скутин: Кстати, чем не повод для гордости, что пермские предприятия доделывают за европейцами их работу?
Петр Кравченко: В итоге задача была успешно решена. А можете, на представление, производство печатных плат – оно большое, маленькое? Пять человек, не знаю?
Игорь Манько: Физическое изготовление печатной платы – это тоже достаточно наукоемкий и высокотехнологичный процесс. Зеленая доска от той желтой доски, которую можно было увидеть лет 15 назад, очень сильно отличается. Сегодня печатная плата содержит десятки слоев с проводящими дорожками, очень точным позиционированием отверстий, контактных площадок.

Амбиции и перспективы

Петр Кравченко: «Морион» является потребителем. У нас сидит представитель производства плат. Какие у вас возможности по сотрудничеству, интересны ли вы друг другу? Я так понимаю, нет, потому что «Морион» - серийное производство, Павел представляет компанию с индивидуальными заказами. Но насколько есть у вас амбиции вырасти до серийного, вообще интересно ли оно вам?
Павел Меньшиков: Серийное производство продуктов довольно-таки неплохо освоено в Китае. По крайней мере, что касается бытовых приборов. Если рассматривать промышленность, то там все электронные приборы, схемы, платы не настолько серийны. Китай же упор делает на бытовое.
Андрей Скутин: Наверное, если представлять себе любой крупный завод, сам производящий станки – у них там, наверное, несколько штук в месяц, как максимум. Получается, что у вас индивидуальный заказ. А есть кто-то в Перми, кто пытается хотя бы что-то сделать в плане массового производства? Сдвинется ли дело с мертвой точки? Нам слушатели пишут в ICQ, что в Перми хорошие мозги, мы все проектируем, но потом эти чертежи отдаем в Юго-Восточную Азию, оттуда приходит готовая продукция. А если есть в Перми альтернатива, мы за эфиром говорили, то это оборонка. Может быть, оборонка вырастет во что-то большее, или об этом пока сложно говорить?
Игорь Манько: Что касается «Мориона», мы работаем параллельно и над продукцией массового спроса. Сейчас у нас есть проект, связанный с выигрышем конкурса правительства Пермского края по производству конечных устройств широкополосного доступа, которые на самом деле связаны с Wi-Fi, который сейчас разворачивается. Эти конечные устройства мы разрабатываем и намерены предлагать. Это как раз то противодействие волне продукции из Юго-Восточной Азии, которой мы будем стараться противостоять. Может быть, за последние годы это первый проект, где мы пытаемся поднять такого рода продукцию. Конечно, это многое, но мы такие амбиции имеем.
Петр Кравченко: А можете подробно? Это будет не серийное производство, получается?
Игорь Манько: Это будет серийное производство. Даже массовое. Есть небольшая разница между серией и массой. Но надо понимать, что тот перевес тайваньской, китайской, гонконгской продукции является сильным. Но, все-таки, мы считаем, что этим нужно заниматься.
Петр Кравченко: Павел, к вопросу о китайцах. Вы сказали, что, не уходя в серию, решили для себя вопрос конкуренции с Китаем. Условно говоря, Китай производит массу, вы производите индивидуальные решения. У вас наверняка есть конкуренты? Где и по какому принципу они образуются? Они вообще в Перми или нет?
Павел Меньшиков: Есть в Перми, Питере, Новосибирске.
Петр Кравченко: Они так же работают по индивидуальным заказам. Вы используете разные технологии или примерно все компании такого рода одинаково технологичны?
Павел Меньшиков: Технологические подходы, думаю, все-таки разные. Используются разные комплектующие и разные способы решения задач. Допустим, для решения одной и той же задачи можно использовать весьма разный спектр комплектующих разных производителей. У нас просто есть определенная наработанная база.

Кадры

Петр Кравченко: Вы можете оценить их технический уровень. Пермские мозги впереди планеты всей или как?
Павел Меньшиков: Впереди. Я бы сказал, что в России таких единицы. В основном продукт идет сырой, какая-то недоделанная продукция. Я считаю, что это свазано с экономическим давлением. Экономика требует, чтобы быстрее и быстрее, выдать продукцию и получить максимальную прибыль. А уж как конечный пользователь будет работать с этим продуктом – это уже другой вопрос, видимо.
Петр Кравченко: Насколько у вас качество решения или уровень технического решения жестко увязан с ценой? Может ли качественное быть дешевым?
Игорь Манько: Качество тоже может стоить не очень дорого. Естественно, есть какой-то ценовой порог, ниже которого не получить хорошего качества. Если говорить в целом выше этого порога, то качество может быть разное. Может и очень дорогое быть не очень качественным, а может не очень дорогое быть достаточно качественным. Тут во многом еще зависит от подхода к решению задачи.
Петр Кравченко: Игорь Всеволодович, можно я у вас уточню? Как происходит контроль и отбор поставщиков?
Игорь Манько: Конечно, на сегодняшний день рынок микроэлектронных комплектующих многообразен. Если говорить об основных типах кристаллов, которые используются в электронике, они, как правило, принадлежат американским мировым лидерам. Но производство, естественно, рассеяно по всему миру. Очень много встречается контрафакта, вплоть до имитации корпусов. Как правило, эта проблема решается за счет селекции поставщиков. Несмотря на это, иногда просачиваются недоброкачественные экземпляры. На эти случаи у нас существует технология их контроля.
Деталь ставится на опытную плату, процесс запускается - так происходит испытание. Там испытываются температурные режимы, режимы по напряжению и питанию, вибростойкости.
Петр Кравченко: Вы каждую поступающую деталь так исследуете?
Игорь Манько: По большей части да.
Андрей Скутин: Наверное, надо про мозги поговорить. Что нужно для того, чтобы в Перми таких предприятий стало больше, или они опять же на нормальный уровень вышли?
Игорь Манько: Это, безусловно, очень важно. На сегодняшний день, по многим отзывам из разных уголков страны, можно говорить о том, что воспроизводство научных кадров уже становится национальной проблемой. Из вузов приходят ребята или не очень подготовленные, или подготовленные не к тому. Но все, как правило, с огромными амбициями. Это просто характерная черта сегодняшнего дня.
И учебная программа, конечно, не догоняет этого уровня, чтобы в каждый момент быть адекватной. Сейчас вузы перестраиваются, и мы видим, что они из академических учебных учреждений превращаются в научно-исследовательские центры. Это, конечно, правильно, это позволяет им идти в ногу со временем. Мы их тоже привлекаем к своим работам. Будем делать лабораторию, у нас есть договор о сотрудничестве и с техническим университетом, классическим….
Петр Кравченко: Павел, насколько я понимаю, у вас не очень большое производство. Насколько для вас актуален кадровый вопрос?
Павел Меньшиков: Действительно актуален.
Петр Кравченко: Он в чем? Специалисты есть, но хотят очень много денег? Или специалистов просто нет?
Павел Меньшиков: Скажем так, специалисты есть, но, как правило, молодые, без какого-либо опыта.
Петр Кравченко: То есть еще не готовые кадры. Вы, как небольшое предприятие, можете на это повлиять? Индивидуально поработать с какой-то кафедрой университета?
Павел Меньшиков: Такие мысли были. Я просто сам в процессе учебы наблюдал ситуацию, далеко не все специалисты, закончившие учебное учреждение, способны на качественную интеллектуальную деятельность, даже независимо от вуза.

Источник: http://www.echoperm.ru/efir/317/33485/